Статистика "PRO.Культура.РФ"

Первый русский библиотекарь.

 Это сегодня фамилия Шумахер (нем. Schumacher – сапожник) ассоциируется исключительно со знаменитым гонщиком «Формулы-1». Ещё в истории был Шумахер Иоганн Даниил, или, по-русски, Иван Данилович.  В историю он вошёл как первый русский библиотекарь. 

С древности профессия библиотекаря считалась исключительно мужской. Хранителями легендарной Александрийской библиотеки были только мужчины, и не простые – выдающиеся умы своего времени. Правда, столь высокий статус библиотекаря объяснялся статусом книги – она была дорога, престижна, до появления печатного станка немногочисленна. И все, кто связан был с нею, считались своего рода жрецами некой религии. Недаром хранителями книжных собраний во многих странах были именно священнослужители. Россия тут совсем не исключение. До 1917 года в России служба в качестве сотрудника государственной библиотеки для женщин была закрыта. Для служащего главной библиотеки России, Императорской публичной, нужно было иметь не просто высшее образование – знание русского, французского, немецкого, латинского, греческого языков было строго обязательным. Даже младший персонал обязан был владеть тремя любыми иностранными языками, а почтённым библиотекарем сделаться было иной раз труднее, чем академиком. Иоганн Даниил Шумахер смог. 

Родился он в 1690 году в Кольмаре, небольшом эльзасском городке. Тогда Эльзас принадлежал Франции, но Шумахер вырос немцем до мозга костей, со всеми достоинствами и изъянами немца. Какой немец в молодости не романтик? И Шумахер в юности пописывал стихи.

Окончил он философский факультет Страсбургского университета, занимался также богословием, но известная пословица «где родился, там сгодился» оказалась не про него. Уже в двадцатичетырёхлетнем возрасте Шумахер был приглашён в Россию – сначала в качестве секретаря Медицинской канцелярии. Что поделать: исстари на Руси немец, даже не имевший особенно глубоких познаний в медицине, считался лучшим врачевателем. А романтика на берегах Невы, увы, закончилась – царь-государь Пётр Алексеевич был ей глубоко чужд. Но книги собирал на протяжении всей жизни, и к концу её царская библиотека имела такие размеры, что, как говорят современные исследователи, послужила одним из «ядер кристаллизации» будущей Академии наук. Книги, привозившиеся из европейских стран – многие экземпляры уже тогда числились по разряду уникумов – надлежало описывать. Хранить, наконец. Для этого и был привлечён Шумахер.

Царь денег не жалел. В 1721 году Шумахеру была выписана командировка за рубеж, где ему следовало не только закупать книжные новинки, но и знакомиться с устройством библиотек в разных странах. По возвращении Петру I были представлены не только десятки каталогов разных библиотек, от Кембриджской до библиотеки Ватикана, но и фундаментальный отчёт о поездке. Сегодня этот отчёт считается едва ли не первым отечественным светским документом по библиотечному делу. 

В чём-то Шумахер тогда уподобился царю-реформатору: Пётр создал в России, например, армию нового типа, а Шумахер – принципиально иную библиотеку, совсем не похожую на тёмные, пыльные и мало кем посещаемые монастырские книжные собрания. Новая библиотека была публичной, имела полный и разнообразный фонд научных книг, систематическую расстановку, подробнейший каталог (его вскоре издали в четырёх томах), уютные помещения. Одним из приемов пополнения фонда он считал обмен дублетных книг. К работе в библиотеке Шумахер привлекал умных и талантливых людей. Десять лет собиралась библиотека. По велению Петра «доступ в Библиотеку каждому свободен с двух до четырех часов пополудни», и «чтоб каждый посетитель встречен бывал бокалом вина, фруктами и цукербротом по сезону», но только после просмотра коллекций. Благодаря Шумахеру существуют две с половиной тысячи томов протоколов заседаний Академии наук. Он же составил списки злостных нарушителей: в числе первых значится шведский посланник – не вернул словарь Бейля…

В 1759 году за долговременную службу Шумахеру была пожалована в потомственное владение мыза Укиппхт в Лифляндии. А 3 июля 1761 года он скончался. Умер Иван Данилович в нищете, жена его писала в академическую канцелярию: «…для пристойного по чину погребения тела имею в деньгах крайнюю надобность». Ей было выдано жалованье «за долговременную и усердную работу мужа и его службу, которую он оказал при Петре Великом Библиотеке и самой Академии наук».

Похоронен Иван Данилович Шумахер на кладбище у Сампсониевского собора. До наших дней могила не сохранилась, кладбище уничтожено. К сожалению, не сохранилось ни одного портрета Шумахера, но в документах Академии наук есть ряд написанных им документов с автографом.

Библиотека Российской академии наук.